Скрытые проблемы "бумажного" роста страхового рынка в интервью Эллы Платоновой

« Назад

05.10.2016 14:47

platonova_16_75x75Страховой рынок России по итогам 1 полугодия 2016 года показал рост по большинству ключевых видов страхования, при этом число страховщиков продолжает сокращаться. О своем взгляде на эти тенденции, о рисках повышения концентрации страхового бизнеса, о месте страховой отрасли в экономике России и о том, почему ситуация на страховом рынке диктует необходимость внедрения пропорционального регулирования деятельности страховщиков, интернет-порталу «Страхования сегодня» рассказала Вице-президент ВСС, Президент Союза "Национальная страховая гильдия" - Элла Платонова.


Элла Леонтьевна, статистика страховщиков в первом полугодии 2016 года вселяет надежду на возобновление темпов развития отрасли. Как Вы оцениваете ситуацию на страховом рынке сегодня?

Со стороны непрофессионалов или людей, далеких от страхования, возобновление «бумажного» роста страхового рынка должно вроде бы радовать. Но, те кто разбирается в этой теме, понимают, что этот рост не системный. Он отражает проведенную корректировку тарифов по ОСАГО и влияние ряда других краткосрочных факторов. При этом, несмотря на рост совокупных сборов по основным видам страхования в 2016 году, параллельно развивается тенденция по сокращению количества страховщиков и возникают проблемы с доступностью страховых услуг для страхователей.

В каком-то смысле этот рост, на мой взгляд, даже вреден, так как он маскирует системные проблемы. В частности, требует решения проблема стремительного сокращения страховых компаний на рынке, особенно в регионах, что в перспективе может негативно отразиться на страховой отрасли в целом. В стране с федеральной системой государственного управления мы рискуем утратить понятие «региональный страховщик», что для нашей огромной страны приведет к потере адаптированных для местного населения и предпринимателей в регионах страховых продуктов и возможной утрате интереса к добровольному страхованию на местах.

В общем, налицо системный кризис в страховании. На страховом рынке уже сейчас работает менее 280 компаний, а в случае повышения требований к минимальному размеру уставного капитала страховых организаций и эта цифра может сократиться вдвое.

 

В ВСС сейчас активно ведется работа по изучению ситуации. Какие наиболее интересные детали Вашего анализа страхового рынка Вы могли бы привести как пример, подтверждающий заявление о кризисе в отрасли?

 

Мы провели анализ результатов работы страхового рынка за последние периоды и сравнили их с аналогичными показателями для других стран. К сожалению, полученные цифры неутешительны, они говорят о кризисном положении страховой отрасли. Из общего объема совокупных страховых сборов за 2015 г. (1,024 млрд.руб.) более одной пятой части составляет ОСАГО (21,4%). Доля совокупной страховой премии в ВВП на фоне экономической стагнации в 2015 году составила 1,34% (правда, в 1 полугодии 2016 года она чуть-чуть выросла). По уровню проникновения страхования в глобальном рейтинге OCSE (Global Insurance Market Trends 2015) по итогам 2015 года из 50 наиболее развитых стран РФ занимает 44 место.

Что касается насыщенности рынка страховыми компаниями, то в России одна страховая компания приходится на 523 тыс.чел. (для сравнения, в ЕС одна страховая компания приходится на 132 тыс.чел., в США – на 109 тыс.чел., в Германии – на 149 тыс.чел., Великобритании – на 112 тыс.чел., в Швеции – на 128 тыс.чел.). Отстаем мы и по уровню распространения страховых компаний в регионах: в 42 регионах России (то есть 49%) отсутствуют региональные страховые компании. Общее количество страховых компаний с 2003 года по 2016 год сократилось в 5 раз (с 1397 до 280 по состоянию на июль 2016 г.), в том числе за последние два года рынок покинуло более 130 компаний. Новых страховых компаний при этом появились считанные единицы.

В страховой отрасли в России работает 384 тысяч человек, в том числе 161 тысяча прямых сотрудников, 223 тыс. страховых агентов и брокеров. Для сравнения в ЕС в страховании работает 1,2 млн. чел., в США – 10, 6 млн. чел.

 

В чем, на Ваш взгляд, причина такого положения дел?

 

У нас есть одна главная проблема в управлении страховым рынком – не хватает амбициозных идей и ясных планов по формированию страховой отрасли как важного элемента экономической политики Российской Федерации внутри страны и на международном уровне. Здесь нужен целый комплекс мер, которые позволят продвигать страхование как институт поддержки производства и экспорта. Ведь страхование это инструмент не только для увеличения доходов бюджета, но и для создания (и сохранения) рабочих мест.

 

Какова при этом сейчас позиция регулятора?

 

Она двойственная. С одной стороны, последовательный и жесткий контроль исполнения требований законодательства к платежеспособности и наличию реальных активов ставится в основу обеспечения гарантий выполнения обязательств перед страхователями, и это можно только приветствовать. Но с другой стороны, наш рынок крайне нуждается в поддержке регулятора, в его участии в системном развитии отрасли и в выполнении регулятором еще одной своей важнейшей функции – заботясь о развитии страхового рынка, регулятор должен думать о повышении роли российского страхования в экономике страны. И вот в этих направлениях, шагов, на наш взгляд, пока недостаточно.

Мы довели результаты проведенного нами анализа до ЦБ РФ и Министерства финансов РФ. На мой взгляд, нам как страховому сообществу, нужно принципиально переосмыслить состояние дел на рынке и совместно с органами власти, регулятором и научными организациями скорректировать основной документ – Стратегию развития страхового рынка до 2020 года.

 

Какие тренды, по Вашим прогнозам, тренды будут складываться в текущем году?

 

Рынок практически по всем направлениям бизнеса, разве что за исключением каско, начал показывать долгожданный прирост страховых премий. К тому же, в текущем году мы наблюдаем рост количества заключенных договоров страхования и стабилизацию объема выплат страховщиков. Но рост сборов по разным сегментам рынка очень неравномерен, и обусловлен все-таки фактором роста тарифов по ОСАГО, который уже отыгран, и краткосрочным всплеском активности банков по привлечению населения к участию в накопительном страховании жизни, который тоже не является системным и долгосрочным. Залогом более успешного и долгосрочного развития рынка мог бы быть рост добровольного имущественного страхования физических лиц, а здесь мы большим охватом населения, к сожалению, сегодня похвастаться не можем. А снижение числа региональных страховщиков объективно тормозит развитие добровольных видов, ведь часто именно они предлагают страхователям оптимальные условия страхования и востребованные виды.

В новой ситуации продолжение страховой деятельности оказывается достаточно сложной задачей для многих компаний, но ответственные страховщики, для которых важны интересы клиентов, все же способны продолжить бизнес и адаптироваться к современным требованиям. И здесь, мне кажется, усилия государства должны быть сосредоточены на том, чтобы сохранить на рынке компании различных «весовых категорий». Это соответствовало бы целям создания условий для восстановления рынка и обеспечения добросовестной конкуренции. А вместо этого мы весной 2016 года увидели в Госдуме законопроект по увеличению требований к минимальному размеру уставного капитала для всех страховых организаций в 2,5 раза (до 300 млн.руб.).

 

И что Вы думаете о таком подходе к росту капитализации страхового рынка – через нормативное увеличение минимальных размеров уставных капиталов?

 

Капитализация страхового рынка по состоянию на июль 2016 года. составляет 177 млрд.руб. (2,7 млрд. USD), что соразмерно с уровнем 2004 года в валютном эквиваленте и с уровнем 2012 года – в рублевом. Девальвация рубля не привела к увеличению совокупного уставного капитала страховых компаний РФ в рублевом эквиваленте. Если посмотреть на Вашем сайте графики капитализации с 2003 по середину 2016 года (http://www.insur-info.ru/statistics/analytics/?unAction=a07), то наивысший уровень капитализации в рублевом эквиваленте достигал суммы 222 млрд. руб. в январе 2015 года, и в долларовом – 6,3 млрд. USD в январе 2008 года.

По предварительным оценкам наших экспертов, требуемый объем докапитализации рынка по новому законопроекту должен составить 32 млрд. руб. Но реально можно рассчитывать только на 50% от этой суммы, то есть 16 млрд.руб. или 0,24 млрд. USD. Причин тому несколько: уход с рынка заметного числа страховщиков, слияние компаний между собой, отзыв части лицензий, влияние санкций для иностранных инвесторов.

Вот вам реальная цена вопроса законопроекта − 16 млрд. руб. или 0,24 млрд. USD. Но в зоне риска окажутся все компании за исключением профильных страховых медицинских организаций и страховых компаний, имеющих уставный капитал более 600 млн.руб. Это 168 компаний из 280 или 60% от всех существовавших по состоянию на июль 2016 года. Как ни странно, эту цену вопроса никто не считал до этого. При этом следует отметить, что для восстановления рынка до уровня 2008 года в валюте (6,3 млрд USD) необходимы инвестиции в размере 3 млрд. USD или 218 млрд. руб. Источников для увеличения уставных капиталов на финансовом рынке практически нет. И поэтому законопроект не принесет того результата, о котором говорилось. Следовательно, это тупиковый путь для решения вопроса о капитализации страхового рынка России.

В существующих условиях большое количество региональных и небольших страховщиков в России не готово к повышению уставных капиталов, это решение приведет к сокращению количества игроков на рынке, и это при том, что их у нас и так меньше, чем в развитых странах. Мы отстаем от ведущих стран по уровню проникновения страхования, а если число страховщиков сократится до 100-150 компаний, эта ситуация только усугубится. Для сравнения, в США с населением в 326 млн.человек на рынке действует более 3000 компаний, а в России на 147 млн.человек – 280 компаний, а может остаться 100. Это катастрофически низкий показатель для сохранения условий конкурентной среды и повышения популяризации страхования среди населения.

Если в результате формального увеличения уставных капиталов исчезнут почти все региональные страховщики, будет снижена доступность страховых услуг для потребителя в отдаленных населенных пунктах. Опыт последних лет показывает, что филиальная сеть крупных страховых компаний не способна компенсировать возможности региональных страховых компаний в удовлетворении потребностей населения, особенно на удаленных территориях (пример тому − проблемы с полисами ОСАГО).

 

И каковы же, в итоге, Ваши выводы и предложения по законопроекту по уставным капиталам?

 

Регулирование страхового рынка через требования к уставному капиталу, на мой взгляд, является устаревшей и неэффективной мерой. Как показывает опыт, цели предыдущих увеличений минимального размера уставных капиталов так и не были достигнуты, в частности, в результате последнего увеличения в 2012 году. Тогда увеличение минимального размера уставного капитала страховых организаций не дало ожидаемого эффекта совокупного повышения капитализации страхового рынка, привлечения в отрасль дополнительных инвестиций и повышения доверия к страховым компаниям со стороны страхователей. Размер капитала у многих страховщиков, лишившихся лицензии в последние годы, превышал установленный сейчас минимальный размер в несколько раз (СО "Россия", СК "Компаньон", СК "Адмирал", СК "Северная казна" и др.), то есть в итоге наличие капитала не обеспечило необходимого эффекта по обеспечению обязательств перед страхователями.

Существующая система регулирования в РФ основана на европейских принципах Solvency-I (с ориентацией на регулирование рынка в основном за счет увеличения уставных капиталов) является в настоящее время устаревшей. Несомненно, нам нужна капитализация рынка, но не таким путем. Нам нужно менять подходы к формированию нашей стратегии развития российского страхования.

 

Какие подходы к регулированию Вы предлагаете вместо этого?

 

Современные подходы к регулированию страховой деятельности, применяемые в Европе и других развитых государствах, предусматривают обеспечение платежеспособности страховщиков посредством расчета требований к капиталу через оценку катастрофических, рыночных и операционных рисков деятельности, а минимальное требование к уставному капиталу является лимитом нижней границы капитала страховщика. В частности, директива ЕС Solvency II предусматривает минимальный капитал для страхования, иного чем страхования жизни (без права страхования ответственности) в размере 2,5 млн.евро, что составляет в рублевом эквиваленте 182 млн.руб. (а по нашему законопроекту минимальный показатель для универсальных компаний – 300 млн.руб).

Я убеждена, что помимо требований к минимальному размеру капитала есть и другие инструменты повышения уровня финансовой устойчивости страховщиков. Например, считаю, что важно продолжить развитие института страховых актуариев, повысив их полномочия и меры ответственности за достоверность актуарных расчетов и заключений, приступить к внедрению упомянутых принципов обеспечения платежеспособноcти Solvency II, а также рассмотреть возможность введения требований к перестраховочной политике страховых организаций.

 

На прошедшем в конце июня финансовом конгрессе в Санкт-Петербурге, было объявлено, что регулятор будет разрабатывать и внедрять пропорциональное регулирование на финансовом рынке. Чего в этой связи можно ожидать в страховании?

 

Доклад Банка России «Основные направления развития финансового рынка на 2016-2018 гг.», одобренный Государственной думой и Правительством РФ, устанавливает принципы оптимизации регуляторной нагрузки на участников финансового рынка в соответствии с уровнем системной значимости. Первой законодательной инициативой, внедряющей принципы пропорционального регулирования, является разработанный законопроект по выделению в отдельную категорию регулирования региональные банки, к которым будет установлены пониженные требования к капиталу и ограничен перечень финансовых операций.

Полагаю, что аналогичный подход в реализации принципов пропорционального регулирования применим и на страховом рынке. Для этого необходимо дифференцировать требования к минимальному размеру уставного капиталу страховых организаций в зависимости от видов страховой деятельности, системной значимости страховщика и, возможно, его территории присутствия.

 

Когда и как, на Ваш взгляд, необходимо сделать первые шаги по внедрению принципов пропорционального регулирования на страховом рынке?

 

Это можно сделать уже сейчас. Упомянутый законопроект по повышению требований к уставному капиталу можно модифицировать и расширить дифференциацию по страховым организациям в зависимости от видов осуществляемой деятельности. В частности, для компаний, не осуществляющих обязательное страхование и социально значимые виды (ответственность туроператоров и застройщиков, иная договорная ответственность с высоким размером страхового покрытия), размер уставного капитала нужно сохранить на сегодняшнем уровне или в целях покрытия инфляционных рисков повысить незначительно, например, до 160 млн.руб., а для компаний, охватывающих полный спектр видов имущественного страхования, страховщиков жизни и перестраховщиков предусмотреть необходимые повышающие коэффициенты.

Вторым шагом в области внедрения пропорционального регулирования может стать применение риск-ориентированного надзора за участниками рынка и дифференциация периодичности и глубины отчетности в зависимости от объёмов и видов страховых операций. Ну скажем, если надзор видит, что страховая компания осуществляет классические виды имущественного или личного страхования и работает по актуарно обоснованным страховым тарифам, то и уровень отчётности, и пристальность внимания к ней должны быть адекватными его рискам.

Страховая отрасль должна развиваться в рамках сбалансированной модели, которая включает в себя три составляющих – системообразующих страховщиков, среднерыночных (региональных) страховщиков, а также перестрахование, способное обеспечить надежную защиту страховщикам обоих уровней. Только так возможно обеспечить гармоничное развитие рынка и доступность страховых услуг для клиентов.

По материалам http://www.insur-info.ru